Б. П. Зайцев (г. Харьков) Куфические монеты на территории Харьковщины icon

Б. П. Зайцев (г. Харьков) Куфические монеты на территории Харьковщины


НазваБ. П. Зайцев (г. Харьков) Куфические монеты на территории Харьковщины
Дата конвертації25.06.2015
Розмір68.66 Kb.
ТипДокументи
скачати

Б.П. Зайцев (г. Харьков)
Куфические монеты на территории Харьковщины.
В конце I тысячелетия н.э. население Харьковщины поддерживало торговые связи с Арабским халифатом - крупнейшим государством раннего средневековья, подчинившем себе многие страны Востока. Имеются в виду главным образом племена салтовской археологической культуры, на поселениях и в могильниках которых неоднократно встречались арабские серебряные монеты, так называемые куфические дирхемы, или их подражания. Золотые монеты арабских государств раннего средневековья на территории Харьковщины не зафиксированы. Название «куфические» дирхемы получили от особого вида арабского письма («куфа», «куфи»), которое употреблялось специально для надписей (легенд) на монетах и возникло в конце XVII века в городах аль–Куфи и аль–Басра, когда появились и сами монеты (около 692 – 696 гг.).

Что касается общего количества найденных на территории Харьковской области куфических монет, то, к сожалению, мы такой информацией не располагаем. И в то же время кое–какие сведения у нас есть. Только в одном могильнике, расположенном у села Верхний Салтов, по неполным подсчетам за период с 1901 года по 1948 год обнаружено около 100 арабских дирхемов. Это, в основном, монеты Омейядского халифата XVIII в., правителей из династии Аббасидов XVIII – нач. IX вв. и государства Саманидов IX - X вв., в состав которого входила и Средняя Азия. Например, в 1947 году при раскопках одной из катакомбных могил салтовского могильника были найдены два арабских дирхема [1].

Один из них чеканен в городе Медине (территория современной Саудовской Аравии) и относился ко времени правления халифа аль-Магди (775 – 776 гг.), а другой относился ко времени халифа Велида I (705 г.) – одного из правителей династии Омейядов. В предыдущий археологический сезон в том же могильнике были найдены то же два дирхема – халифа аль-Магди (778 г.) и халифа Гаруна аль Рашида (786 – 787 гг.). В последние годы арабские дирхемы были найдены во время раскопок памятников салтовской культуры археологическими экспедициями Харьковского национального университета им. В.Н. Каразина. Харьковского государственного педагогического университета им. Г.С. Сковороды и Харьковского исторического музея.

В целом ряде случаев дирхемы находились в составе ожерелий. Естественно, с пробитыми отверстиями или с приклепанными ушками для нанизывания на шнур. В связи с этим интересно свидетельство Ахмеда ибн-Фадлана, который в 922 г. в составе посольства багдадского халифа побывал в Волжской Болгарии. Он подробно описал путешествие этого посольства из Багдада через Иран в Бухару, затем в Хорезм, где путешественники зимовали, затем через степи современного Западного Казахстана к берегам реки Волги. В своих «Записках» Ахмед ибн-Фадлан пишет, что в Волжской Болгарии видел женщин, которые носят ожерелья из монет, являющихся своеобразной демонстрацией состоятельности их супругов:

«… если человек владеет десятью тысячами дирхемов, то он справляет своей жене один ряд мониста, а если владеет двадцатью тысячами, то справляет ей два ряда мониста, и таким образом, каждые десять тысяч, которые он прибавляет к дирхемам, прибавляют ряд мониста его жене, так, что на шее иной бывает много рядов монист».

По всей вероятности, часть этих монет, прослужив некоторое время в качестве украшений, затем вновь включалась в денежный оборот.

Случаи использования украшений в качестве денег широко известны и в более позднее время, особенно в Африке, Азии, Океании. К деньгам-украшениям здесь относились раковины, кольца, браслеты, цепочки, фибулы (застежки) и др. Например, в недалеком прошлом в Папуа – Новой Гвинее мужчины инкрустировали свои щиты традиционным символом богатства – раковинными деньгами. Там же раковины каури, вплетенные в шнурки, служили украшением и использовались как деньги. А в провинции Карамоха, на северо-востоке Уганды (Африка) девушки носят каури-деньги как головное украшение. В Конго использовались, в частности, медные ножные браслеты. Следует сказать, что в течение двухвекового непрерывного притока в восточную Европу арабских дирхемов имели место различные династические перемены и политические перегруппировки на Востоке, проходил распад Арабского халифата и образование новых государств на его территории. И каждый раз это сказывалось на вновь выпускаемой монете. По именам приходивших к власти династий различают: омейядские, аббасидские, саманидские, бувейхидские и др.

Первоначально вес дирхема был 3,9 г., в X в. – 3 г. Встречаются дирхемы и большего веса. В соответствии с требованиями мусульманской религии – ислама дирхемы имели только надписи. На лицевой стороне монеты помещалось обычно изречение из священной книги мусульман Корана. В нем упоминался бог мусульман аллах и утверждалось, что кроме аллаха нет другого бога. На оборотной стороне монеты упоминался посланник аллаха на земле Мухаммед, помещалось имя халифа – наместника аллаха и верховного правителя всех мусульман и имя эмира – правителя области, где чеканилась монета. На этой же стороне указывался город и год чеканки по мусульманскому летосчислению (лунной хиджре).

Арабские монеты на территории Восточной Европы в XVIII – X вв., обслуживали потребности местного населения, у которого отсутствовала собственная денежная система. Приток арабских монет в этот регион, начавшийся в конце XVIII века быстро приобрел интенсивный характер. И, несомненно, это связано с развитием торговых путей населения Восточной Европы со странами Востока. Обращение дирхемов с момента их появления в Восточной Европе протекало не только на территории салтовских племен. Оно охватывало значительно большую область, на которой проживали самые различные племена. Дирхемы были распространены от Верхней Волги до Украины, Белоруссии, Прибалтики и Скандинавии. На украинских землях найдено большое количество единичных арабских монет, а также крупных монетных и монетно-вещевых кладов, которые насчитывают несколько тысяч монет. В качестве примера может служить монетно-вещевой клад, найденный в 1912 году в окрестностях села Денис Переяславского уезда Полтавской губернии одним из его жителей. Клад находился в глиняном кувшине. В состав клада входило 5400 монет, серебряный слиток весом 139 г и серебряные украшения. Из 5400 монет 5325 составляли арабские дирхемы IX – нач. XI вв. Остальные – западноевропейские (датские, немецкие, богемские и др.), византийские, русские и индийские, относящиеся к этому времени. Русских монет было несколько экземпляров – Владимира Святославича и Ярослава Мудрого.

Если путь римских монет на территорию Восточной Европы в первые века эры от Рождества Христова можно назвать юго-западным, то путь куфических дирхемов был юго-восточным. В раннее время он проходил главным образом по Северскому Донцу и назывался «хазарским». Район современного Верхнего Салтова находился на одном из наиболее интенсивных участков этого пути, чем скорее всего можно объяснить большое количество монет в Верне-Салтовском катакомбном могильнике. Основная часть монет относится к VIII – X вв.

Начиная с X века приток арабских дирхемов в Восточную Европу, шел главным образом вверх по великому Волжскому пути. Топография находок кладов и некоторые письменные источники свидетельствуют, что важным узловым центром, из которого поток серебра растекался по разным направлениям, был древний город Болгар. В X – XI вв. Болгар был столицей государства Волжская Болгария. Находился он на левом берегу реки Волги, в 30 км ниже устья реки Камы. Из Болгара дирхемы шли к Киеву, Переяславлю Чернигову, а также в Белоруссию, Прибалтику. Дирхемы, приходившие в Восточную Европу, чеканились на огромной территории – во множестве городов Средней Азии, Ирана, Закавказья, Месопотамии, Малой Азии, на африканском побережье Средиземного моря и даже в арабской части Испании.

Сокращение ввоза дирхемов в тот, или иной период, а также недостаток монеты в обращении заставляли местное население, не имевшее своей монетной системы, чеканить собственную монету, которая подражала арабским образцам. Из-за отсутствия должного опыта в монетном деле, а также незнание арабской письменности, это копирование часто было довольно грубым и искаженным. Яркой иллюстрацией монет-подражаний может служить Безлюдовский клад, найденный в 1930 году у села Безлюдовка (близ г. Харькова) при раскопке песчаной дюны. Клад находился в глиняном горшке и первоначально в нем насчитывалось 1198 серебряных восточных монет. В период немецко-фашистской оккупации г. Харькова в годы Великой Отечественной войны часть монет клада пропала и в настоящее время в наличии имеется 1092 дирхема. Клад находится на хранении в Музее археологии и этнографии Слободской Украины Харьковского национального университета им. В.Н. Каразина.

Исследовал клад в конце 1950-х годов известный советский нумизмат-востоковед Алексей Андреевич Быков (1896-1977), который в то время был заведующим отдела нумизматики Государственного Эрмитажа (г. Ленинград).

Из 1092 монет Безлюдовского клада основная масса, т.е. 1056 экземпляров, - подражательные. Среди них 450 подражаний монетам неизвестных восточных правителей. Остальные 606 изготовлены по типу монет эмиров из династии Саманидов, правившей в Средней Азии с 875 года по 999 год. Монеты Саманидов, которые служили образцами для подражааний, чеканились, по всей вероятности, в степях Хазарии, где находился один из центров подражательной чеканки местных дирхемов.

Что касается подлинных монет, то на 1092 экземпляра их приходится всего 36. Две монеты Ахмеда Саманида (907-935 гг.), 14 монет Насра II Саманида (914-935 гг.), одна монета абассида Мунтамида (X в) и 19 монет государства Волжской Болгарии (X в).

Таким образом, Безлюдовский клад, судя по его составу, представляет собой собрание монет различных государств средневекового Востока, которые были в обращении в X веке. Известны и единичные находки монет-подражаний на территории Харьковской области. Так в 1991 году археологической экспедицией Харьковского университета при раскопках погребений Нетайловского могильника [2] было обнаружено шесть монет-подражаний серебряным арабским дирхемам VIII – X вв. Это субэрактные монеты [3]. Они были чеканены из бронзы, а затем покрыты с обеих сторон тонким слоем серебра.

Примечания:

  1. Археологическая экспедиция Харьковского государственного университета под руководством профессора С.А. Семенова-Зусера.

  2. Могильник находится у с. Петровское Волчанского района (левый берег Печенежского водохранилища).

  3. Субэрактная монета (от лат. Suberatus – имеющий внутри металл – железо, медь, бронзу). Выражение возникло еще в Древнем Риме для обозначения монет, главным образом денариев, чеканенных из неблагородных металлов и покрытых с обеих сторон тонким слоем драгоценного металла – серебра. Известны бронзовые, железные, свинцовые монеты, покрытые тонким слоем серебра или золота.



Summary:

The article deals with the excavations on the territory of the Kharkov region of Arab silver coins dirhems of the XIII – X centuries. The coins are the widens that local population, especially Saltov culture at the time had rather close ties with Arab states. The main trade route of the region was the river Seversky Donez and its tributaries.

Сведения об авторе.

Борис Петрович Зайцев – кандидат исторических наук, доцент, заслуженный преподаватель Харьковского национального университета им. В,Н, Каразина, отличник образования Украины.



Поделиться:





База даних захищена авторським правом ©unikum.asyan.org 2015
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи